Пресса

Семья-оркестр


ДОМ АВЕТИСЯНОВ — это вереница тапочек в прихожей, 11 зубных щеток в ванной и огромная кастрюля борща на кухонной плите. В семье диакона Русской православной церкви Симеона и матушки Екатерины 9 детей: 6 девочек и 3 мальчика. Старшей, Ане, — 20 лет, младшему, Жене, — только 6. Все они от мала до велика поют а капелла и играют на разных музыкальных инструментах.

«26 лет назад, — рассказывает Екатерина Аветисян, — врачи сказали, что у меня не может быть детей. Но я не смирилась с этим диагнозом и решила, что у меня будет столько детей, сколько захочу». Екатерина обратилась к Богу и стала петь в церковном хоре. Благо закончила консерваторию по классу хорового дирижирования и обладала красивым голосом. Следом за Екатериной в церковь пришел ее муж Симеон — выпускник Ереванской консерватории по классу альта, к тому же первоклассный скрипичный мастер. При Московской детской музыкальной школе им. Гнесиных Екатерина и Симеон организовали детский хор «Московские колокольчики» и одновременно служили в церкви. Через четыре года родилась Анечка. С грудным ребенком женщина продолжала ездить в храм. Малютка спокойно лежала на подоконнике, пока мама регентовала. Когда Ане исполнился год, она уже вовсю подпевала церковному хору.

За Аней матушка Екатерина родила еще восьмерых ребят. Дети подросли, и семья стала хором «Благая Весть» (именно так переводится фамилия Аветисян). Все дети учатся в музыкальных школах. Аня — хоровой дирижер, Лена осваивает альт, Ваня — гобой, Марьям и Маргарита — фортепьяно, Лида — виолончель, Лиза — гитару, Артем — кларнет, маленький Женя  — скрипку. Восьмилетняя Маргарита сама пишет музыку для фортепьяно, правда, ее пальчики пока не достают крайних клавиш больших аккордов. «Нам никогда не приходилось заставлять детей петь или играть, — говорит отец Симеон, — недовольство возникало только тогда, когда мы предлагали им выбрать не тот инструмент, который им нравился. Играть дети только учатся, но как хористы легко могут соперничать со взрослыми профессиональными коллективами». У Вани — красивый баритон, у Ани — низкий альт, Лена с Маргаритой поют сопрано, а у шестилетнего Женьки прорисовывается басок. «Однажды мы возвращались с Украины, — рассказывает отец Симеон. — Ночь, дети спят, и на границе нас остановила милиция за превышение скорости, хотя ехал я 70 км в час. У меня забрали документы и хотели задержать до утра. Начали расспрашивать, кого везу и куда. Сказал, что все это мои дети и мы — семейный хор. Милиционеры не поверили, пришлось разбудить детей, и мы посреди ночи в какой-то глуши устроили концерт. Конечно, нас сразу отпустили».

Больше всего в доме Аветисян любят семейные праздники, одних дней рождения 11. Тогда-то в пятикомнатной квартире не протолкнуться, ведь помимо родственников у всех есть и свои друзья. Гвоздь программы — концерт, который состоит как минимум из двух отделений и идет никак не меньше пяти часов. Соседи уже привыкли к музыкальной семье. Даже участковый снизу стал любителем музыки, куда деваться. Только сосед через стенку все еще пытается заглушить семейный хор компьютерной музыкой. «Когда Марьям играет на пианино, — рассказывает матушка Екатерина, — у нее так громко получается, аж стены дрожат. Тогда сосед не выдерживает включает свое «бум-бум». Так у них идет соперничество: кто кого переиграет».

В репертуаре семейного хора более 100 сложных произведений: православная музыка, русская церковная классика, народные русские, болгарские, украинские, армянские, грузинские песни, хоровая советская и западная классика. Семья поет в храмах, регулярно дает концерты, на собственном микроавтобусе ездит на гастроли за границу. А раз в год осенью они открывают концертный сезон выступлением в Большом зале консерватории с Московским камерным оркестром школы им. Гнесиных под управлением заслуженного деятеля искусств Андрея Подгорного.


“АиФ Москва”, № 34 (528), Елена НИКУЛИНА 20 Август 2003
Вверх